Краткая автобиография доктора Султанова Ризифа Сабировича

 

Я, Султанов Ризиф Сабирович, родился 11 ноября 1939 года в деревне Чишма-Бураево Бураевского района БАССР. Мне еще не было и двух лет, когда началась Великая Отечественная война. Отец мой ушел на фронт в самом начале войны, и я впервые увидел его только после окончания войны в июле 1945 года. Я и два моих брата пяти и восьми лет остались с матерью в деревне. Мать мы редко видели. Она была бригадиром полеводческой бригады, работать ей приходилось целый день, как говорится, «от зари до зари». Уходила на работу, когда мы еще спали, приходила с работы поздно, когда мы уже спали (где придется: на полу, на пороге, где сидели в ожидании увидеть маму). Война! Тяжелое было время, все словами и не выразить… Хлеба мы не видели до 1947 года. Как сказку слушали рассказы матери о том, что до войны хлеб всегда лежал на столе и никто его за еду не считал. Сохранились в памяти разговоры старших (бабушек, дедушек), что в деревне не осталось собак, всех съели. Летом еще можно было все-таки выжить: было много съедобной травы. Что мы только не ели: лебеду, крапиву, листья и корни лопухов, корни камыша, лепешки из прошлогоднего случайно оставшегося и перезимовавшего под снегом картофеля, щавель. Зимой совсем нечего было есть. Хорошо, что дедушка ходил в лес за 3 км от деревни и обдирал кору с лип, потом измельчал ее топором и перемалывал на мельнице в «муку», из которой пекли лепешки. Как мне помнится, эти лепешки были жутко невкусными, но голод заставлял их есть, это, по-видимому, и помогло нам выжить. В одну раннюю весну, когда снег еще полностью не растаял, наша семья и другие жители деревни собирали колоски ржи, случайно оставшиеся под снегом. Набрав два ведра колосков, мы радостные пришли домой, высушили их в печи, потом дедушка сходил на мельницу и перемолол их в муку. Испекли хлеб, поели (как и все жители деревни) и через несколько дней заболели тяжелым заболеванием – агранулоцитарной ангиной. Многие жители деревни умерли, в том числе и наш дедушка. Я, двое моих братьев и бабушка тоже тяжело заболели, но выжили.

После войны жизнь постепенно налаживалась. Отец вернулся с фронта на костылях (инвалид 2-й группы). Наступили школьные годы. В нашей небольшой деревне была только начальная школа (4 класса). Чтобы учиться дальше, нужно было ежедневно ходить в соседнее село, расположенное в 3 км от нашей деревни, где была неполная средняя школа (7 классов). Желающие учиться в полной средней школе ходили ежедневно пешком в райцентр – село Бураево (8–10 км). Но мои родители (пусть земля им будет пухом!) отдали меня и моих братьев в русскую школу, находящуюся в 30 км от нашей деревни. Других школ с обучением на русском языке в районе не было. Руководство этой школы и мои родители пожелали, чтобы я повторил 4-й класс для овладения русским языком. В дальнейшем я стал единственным отличником во всей школе по русскому языку. По окончании 10 классов я был оставлен в школе учителем английского языка, так как учителей с высшим образованием по иностранному языку в то время не хватало.

В 1958 году поступил в Башкирский государственный медицинский институт. У отца после ранения остался хронический остеомиелит, мать страдала сердечными заболеваниями. Страдания родителей от этих заболеваний предопределили мой выбор профессии. В институте учился хорошо, часто на повышенную стипендию. С 4-го курса я был зачислен в так называемую специальную группу (с более глубоким изучением английского языка до уровня возможности общения с англоязычным населением, а также изучением философии марксизма-ленинизма). В то время шла подготовка специалистов для работы в слаборазвитых, только что освободившихся от колониального ига, странах Африки и Латинской Америки.

По окончании института был оставлен в числе шести студентов в специальной клинической ординатуре при кафедре инфекционных болезней. По окончании клинической ординатуры (1965–1967 гг.) был направлен в целевую аспирантуру в Казанский государственный медицинский институт (1967–1970 гг.). Защитив кандидатскую диссертацию, стал кандидатом медицинских наук.

С сентября 1970 года работаю ассистентом на кафедре инфекционных болезней БГМУ. Являюсь автором более ста научных работ. Кроме учебной и научной работы занимаюсь лечебной и консультативной работой. Это мое любимое занятие. За годы моей работы на кафедре мною проконсультировано более 20000 больных в отделениях базовой больницы (инфекционная клиническая больница № 4 г. Уфы), в разных ЛПУ г. Уфы и районах РБ (по линии санитарной авиации). Мною впервые в Башкирии установлен диагноз туляремии (г. Агидель) и «свиного» гриппа (больница № 3 г. Уфы). Очень приятно вспоминать случаи, когда «безнадежные» больные (после консилиума профессоров-хирургов, акушеров-гинекологов, терапевтов) выздоравливали благодаря моей консультации, постановке правильного диагноза и рекомендациям. Остается чувство, что ты спас больного от смерти. Прошу не думать о том, что я критикую наших профессоров. Я их очень уважаю. Но в медицине (да и везде) не бывает человека, который бы никогда не ошибался! «Не ошибается тот, кто не работает!».

Воспитал семерых детей. Шестеро получили высшее образование, из них двое пошли по моим стопам, стали врачами. Еще двое детей – кандидаты технических наук (один – доцент УГНТУ, другой – старший научный сотрудник Российской академии наук). Один окончил факультет управления космическими летательными аппаратами физико-технического института, а недавно и аспирантуру в Российской академии наук. Я очень люблю своих детей и горжусь ими!

Тел.: (347) 250-03-92
450006, г.Уфа, ул.Революционная, д.55
E-mail: imena@bashenc.ru
Все права на материалы, находящиеся на сайте imena.bashenc.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах.